26 апреля в 08:43

ГОСУСЛУГИ следят за нами?

Познавательный рассказ жительницы Архангельска, оказавшейся в разгар пандемии коронавируса на Тайланде, проходившей карантин после непростого возвращения в Россию в санатории "Пушкино" и недавно вернувшейся домой опубликован на сайте "Эхо Севера", уверен, материал будет полезен для всех. Отдых с вирусом и без Путевые дневники и приключения жительницы Архангельска, отправившейся в разгар пандемии в Таиланд, от первого лица: отдых в раю, ад возвращения, обсерватор, карантин — все «прелести» путешествия в эпоху COVID-19… Началось с того, что Аэрофлот в октябре 2019 года объявил акцию неслыханной щедрости — билеты в Бангкок туда-обратно за 24 тысячи рублей, и это прямой рейс. Апрель самое время для азиатского отдыха, когда у нас холодно и грязно, а там солнце и море! Постепенно сложился план: начать с Хуахина, королевского курорта, потом из Бангкока улететь в Дананг, оттуда съездить в Хойан и Хюэ. И в завершение поездки, как кульминация — Сонгкран, тайский Новый год, — в Бангкоке! Как говорится, хочешь насмешить Бога — поделись с ним своими планами. Билеты куплены — и из Москвы в Бангкок и обратно, и из Бангкока в Дананг и обратно. Следующий этап — бронирование отелей. В результате план сложился такой: до 29 марта в Хуахине, затем вылет в Дананг этим же числом, с 3 по 5 апреля Хюэ, там какой-то фестиваль в это время намечался, потом переезд в Хойан, там до 7 апреля, чтобы подгадать на праздник полной луны, 5 апреля возвращение в Дананг и 12 апреля перелёт в Бангкок, а там и Сонгкран! И тут грянула пандемия. Но, казалось бы, ничто не предвещало. Долгое время говорили, что Таиланд и Вьетнам остаются островками безопасности. В самолёте было довольно много семей с детьми. А в аэропорту Бангкока нас ждал санитарный контроль. Было видно, что для служащих аэропорта эта операция тоже в новинку, многое не отработано, от этого возникали толчея и давка. Новые анкеты, где много непонятных слов, я заполняла наугад, потом служащая всё там поперечёркивала и написала своё. Спасибо доброму человеку — в Москве такого не увидишь. На выходе из этой импровизированной зоны контроля у меня впервые измерили температуру термодатчиком — прибором, по форме напоминающим пистолет, дуло которого приставляют к центру лба проверяемого, а на дисплее с противоположной стороны высвечиваются показатели. И женщина с этим пистолетом показала мне экранчик и с улыбкой из-под маски пригласила проходить дальше. Затем стандартные процедуры — обмен валюты, покупка тайской симки и — к стойке, откуда отправляются автобусы в Хуахин. Самым первым ударом судьбы оказалось закрытие границ во Вьетнаме. Сначала объявили, что все приезжающие отправляются на 14-дневный карантин (а у меня вся поездка была меньше), а потом и вовсе на границу повесили замок. Следующий удар судьбы, точнее, два одновременно — изменение визового режима в Таиланде и закрытие уличных обменников. Теперь при въезде требовалось предъявить справку об отсутствии коронавируса (а кто ж её даст?) и страховку с покрытием 10 тысяч долларов. И в организованных турах такой страховки не включают, а уж самостоятельно приезжающим такая страховка обойдется очень накладно. Итак, по датам. 18 марта фактически закрыли границу Вьетнама. 22 марта сначала ограничили рогатками в виде справки и страховки, а 25-го закрыли границу Таиланда. 21 марта уже не работали обменники. С 25 марта оказались закрыты все нацпарки и форест-парки. 26 марта закрыли уличные кафешки. Еду стало можно купить только на вынос. А вирус и российские власти преподнесли главный сюрприз: закрыли въезд в страну. Причём известие об этом пришло мне практически задним числом. О том, что с 29 марта ограничиваются рейсы за рубеж, новость поступила, когда в Таиланде наступило уже 30 марта! На сайте Аэрофлота мои билеты числились действующими. Появлялись извещения, что будут производиться специальные рейсы по вывозу россиян из других стран. И первоначально писали, что вместо двух рейсов, в 10 и в 12 часов, будет один, в 12. Оставалось надеяться, что родина меня не забудет. И чтобы не сидеть на одном месте, я для продолжения отдыха выбрала Самуи. Сначала были и другие варианты. Но ситуация менялась стремительно, 30 марта наглухо закрыли и запечатали Пхукет. В Паттайе тоже не благополучно, до Краби далеко и ехать неудобно… А на Самуи можно добраться одним днём и одним оператором. И купила я билет до Самуи на 31 марта. А тут закрутилось. Ещё накануне, даже утром перед отъездом сомневалась, ехать или нет. Бросила монетку. Вышло — ехать. 30 марта весь день в переписке. Даже через Госуслуги написала заявление в МИД. Самая морока была, когда к заявлению надо было прикрепить (это, напомню, электронная почта, а у меня только планшет) фотографию и копию загранпаспорта. Всё же отослала, пришло уведомление о получении. И — всё! Дальше тишина. Самое забавное, что они (Госуслуги) поинтересовались, какова вероятность, что я порекомендую своим друзьям этот сайт. С превеликим удовольствием поставила двойку. И 31 марта я всё-таки поехала на остров Ко Самуи. Уезжала из своего отельчика я последняя. А тем временем вирус завоёвывал новые позиции, и власти преподносили сюрприз за сюрпризом. У меня прояснялись перспективы на выезд домой, и надо было ехать в Бангкок, чтобы вылететь в намеченный день — 7 апреля. Чтобы был запас времени, я решила ехать пятого. Из Самуи до Бангкока я летела самолётом. В турагентстве, где я покупала билет, заверили, что скоро Самуи закроют, как закрыли Пхукет, и с 7 апреля рейсов не будет вовсе. Самолёт, конечно, значительно дороже спидбота и автобуса, но аэропорт Самуи — это нечто! Уголок природы, слов нет, чтобы описать. Слава богу, остались фотографии. Теперь про возвращение в Россию. Сначала пришло письмо об отмене бронирования на 16 апреля, такова была моя первоначальная дата возвращения. Я уж было испугалась, но тут пришло второе письмо — о бронировании на 7 апреля, как и было обещано Аэрофлотом. Вот теперь появилась реальная перспектива уехать. И на следующий день, когда до рейса оставались сутки, я оформила регистрацию онлайн, и тут же — посадочный талон. Посадочный надо распечатать. Пошла на ресепшен, объяснила ситуацию, и мне вывели посадочный — аж в цвете! Чуть раньше девяти началась регистрация на наш рейс. Но у меня же есть и электронная регистрация, и посадочный талон, и место забронировано! И я двинулась к эскалатору, где две девушки, сотрудницы аэропорта пропускали по посадочным. А они меня не пустили. Посоветовались со старшей — и та отправила меня в общую очередь! А народу много, большинство с детьми, кучей чемоданов на тележках… Ладно, достоялась я — а меня опять отправили к пропускным воротам. Причем махнули так неопределенно, мол, в том направлении. Пошла, обошла все возможные входы, не пустили нигде, вернулась опять к первым девушкам. Они опять вызвали старшую, и та опять привела меня к очереди! А вокруг кипят страсти, кто-то прорывается с телегой с огромными чемоданами, много орущих, плачущих, бегающих детей… Да ещё трясут какими-то списками из факса, проверяют фамилии в списке… Всё же на регистрации выдали обычный их посадочный, и я пошла к уже знакомым девушкам на контроле. Ура, пропустили! И я так и не знаю, правильно ли я сделала, оформив посадочный онлайн. Очевидно, что никто из служащих аэропорта с такой ситуацией не знаком, и поэтому меня отправляли в очередь. А если бы этого бординг-пасса не было? Может, только благодаря ему я попала на борт? Ведь впоследствии оказалось, что в самолёте были в основном москвичи, из других городов — считанные единицы. По пути разговорилась с семейной парой с маленьким ребёнком,: оказалось, что у них был билет на 5 апреля, рейс тогда отменили, и им пришлось покупать билеты, обошлись они в 80 тысяч рублей на всех (на ребёнка — 10 процентов наценка). Ладно, прилетели. И начался очередной этап злоключений. Как всегда, по приземлении самые нетерпеливые стали вставать, доставать вещи, но стюардессы, а потом и командир корабля по громкой связи скомандовали всем оставаться на своих местах, мол, сейчас придёт представитель санслужбы и проверит всех, сидите, всё равно не выпустят. Появился мужчина в костюме типа скафандра, быстро прошёл по рядам с прибором непонятного назначения. Потом опять же: сидите, к выходу будем приглашать группами по 25 человек, сначала пассажиры с детьми. Послушала характерный диалог: Мужчина из санслужбы: — Сами виноваты, зачем ехали. Пассажир: — А я уехал ещё в октябре. Санинспектор: — Ну, значит, вы состоятельный человек, коли можете себе такое позволить. Пассажир: — Напротив — там, в Азии, жить дешевле, чем в Москве. Месяц я провёл в Малайзии, потом в Индонезии… А тем временем шли минуты и часы ожидания. С детьми было очень много семей, проверяли каждую партию долго. И меня завернули из очереди: — Москва? — Нет, регион. — Тогда подождите. Таких, как я, провинциалов, оказалось немного, были из Московской области, они тоже отсеялись, а нас, как прокажённых, отвели в отдельный отсек аэропорта. В общей сложности в самолёте мы просидели около трёх часов! Приземлились примерно в 18:30, а покинули борт после девяти. И нам объявили, что необходимо пройти обсервацию, что нас отвезут в санаторий в Подмосковье, где мы проведём две недели в условиях карантина. Ярославское направление, Пушкино. Мелькнула вывеска «ГБУЗ МО „Санаторий Пушкино“» . Ну хоть не к чёрту на кулички, не в пионерский лагерь. К нашему автобусу вышли в спецкостюмах, как привидения во мраке ночи. Сначала вызвали семью с детьми, потом увели супружескую пару, потом двоих мужчин, как видно, в один номер. А время — почти полночь, глаза закрываются. Привели в комнату, показали. Ключ — карта. Я автоматически потянулась за ним: — Ключ-то? — А вам ключ не положен, у вас изоляция! И заперли. И потекли дни в изоляции. В общем, условия вполне приличные. В более мирной обстановке я бы не отказалась провести здесь недельку-другую. Санаторий на природе, травка зелёная, под окном у меня шикарная голубая ель, а прямо у балкона, хотя и номер на первом этаже, газон с тюльпанами. Трижды в день приносят пакет с едой, дважды в день, утром и вечером, надо измерить температуру и доложить по телефону дежурной медсестре. Из номера выходить нельзя. Связь с медиками и администрацией по телефону, уборка самостоятельно, все отходы, включая пакеты после еды, упаковывать в два мусорных пакета, плотно завязывать и оставлять у дверей. В один из дней позвонила администратор и ознакомила с дальнейшей перспективой. Примерно 17–18 апреля придет врач, возьмёт анализ. И при «отрицательном результате» моё заключение завершится завтраком 21 апреля. И главное: выбираться отсюда мне предстоит своими силами! То есть, откроют двери номера — и ступай куда глаза глядят. А что санаторий в лесу и от корпуса до выхода с территории около километра, а потом до электрички, а потом до Москвы — мои проблемы. Как и то, что с 13 апреля в Москве и области вводится пропускная система. Стала шерстить Интернет, как можно оформить пропуск, чтобы доехать до Ярославского вокзала. Можно через Госуслуги, но у меня регистрация на этом сайте архангельская, и нет такого раздела. Можно через сайт мэра Москвы, можно через сайт администрации Московской области, можно через СМС или по телефону. И естественно, самые первые дни пробиться куда-либо было невозможно — связь обрывалась, сайты зависали. СМС надо было оформлять по строгому правилу: пропуск, звёздочка, код вида пропуска (для работы, для поездки в лечебное учреждение, для других целей), звёздочка, код документа (паспорт гражданина РФ или другой), звёздочка, серия документа, звёздочка, номер документа, звёздочка, дата рождения, звёздочка, номер автомобиля, звёздочка, номер карты «Стрелка» (среди звёздочек предусмотрен и номер карты «Тройка», и номер социальной карты москвича…) далее, опять же через звёздочки — цель поездки (то есть, зачем) и конечный пункт (в моём случае — Ярославский вокзал). В общем, как сказано было в эфире одной радиостанции, раз 28 — 30 заполнишь, может, и получится. Но! Я не москвичка, у меня нет ни машины, ни социальной карты, ни «Стрелки», ни «Тройки»! А с 22 апреля ужесточается пропускной режим, и без упомянутых карт не купить билет на любой вид общественного транспорта, даже на метро. Видимо, по представлениям московских властей на метро ездят только москвичи. А если человек проездом в Москве, и надо всего-навсего доехать с вокзала на вокзал или из аэропорта на вокзал? Такой вариант не предусмотрен вовсе. В конечном итоге мне всё-таки удалось получить цифровой пропуск, благодаря регистрации на сайте mos.ru, поставив пропуски в тех местах, где надо заполнять данные транспортных карт. И таким образом, выбора у меня не оставалось: надо ехать от санатория до вокзала на такси. Может, оно и к лучшему: контактов меньше. В Страстную пятницу, 17 апреля взяли анализы — мазок из горла. Пришла бригада инопланетян (так выглядели медики в спецодежде и очках), всё сделали по правилам, с разовым инструментом, чтобы пациент видел, что всё в разовых стерильных упаковках. — А когда результат? — Дня через два-три. — Но мне билет домой покупать! — Билет можете покупать. Ответ обнадёживал. Я ощущала себя здоровой, и температура всё время карантина была стабильной, но ведь возможен вариант бессимптомного развития болезни! Администратор сказала, что если анализы будут нормальные (вирус не обнаружен), то после завтрака 21 апреля меня отпустят. А завершилась обсервация буднично. Накануне договорились об «освобождении из-под стражи», утром — традиционный замер температуры, завтрак, и незадолго до 12 я позвонила администратору, потом вызвала такси через приложение Яндекс.Такси, и у ворот меня уже ждала машина. Доехали до Ярославского за час, пост на въезде в Москву проехали, нас не остановили. В Москве людей на улицах мало, да и машин, как сказал водитель, раза в два-три меньше, чем обычно. А в Архангельске мне следовало уведомить о приезде оперштаб, так как Москва — неблагоприятный регион по коронавирусу. С трудом нашла номер телефона, по которому надо звонить, набрала, ответил автомат: сообщите фамилию, имя, отчество, адрес, телефон, откуда прибыли, каким транспортом… Доложила — а в ответ тишина. На вечер 23 апреля никто не обеспокоился фактом моего прибытия на родную землю. Это меня не удивило. Уже есть опыт длительного ожидания ответа от официальных органов. Приведу примеры. Переписка по выезду. Аэрофлот — отправлено письмо 30 марта, ответ получен 21 апреля. Через Госуслуги заявление в МИД — 28 марта, повторно — 4 апреля. Ответ от 16 апреля, получен 22 апреля. Ещё забавный факт: в дороге, уже на территории Архангельской области, где-то около Шалакуши, пришло грозное СМС от Госуслуг — о нарушении режима самоизоляции и с требованием не покидать места проживания. Если учесть, что я в этот момент ехала из места обсервации, то есть принудительного карантина, к дому, где меня ждал ещё один карантин, положенный при приезде из «потенциально опасных районов»… Забавно, что этот «привет» пришёл с сайта госуслуг. ГОСУСЛУГИ следят за нами?.. Источник

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.