1 июня в 23:09

Они жили в Пушкино: «Бульвар Пречистенский, сторона нечётная …»

«Бульвар Пречистенский, сторона нечётная …» «…И домики твои без всякой мистики, Полны задора и огня, Пречистенка моя, моя Пречистенка, Ты всё равно на сердце у меня…» (Светлана Скорик ) Пушкинских краеведов всегда волновал вопрос: «Кого Владимир Маяковский, живший около 10 лет на дачах в Пушкино, брал в прототипы в своих стихах?» Пришла очередь и для расшифровки стихотворных строк: «Краска дело мамино. Моя мама – Лямина» (см. «Как делать стихи?», автор Владимир Владимирович Маяковский, дата создания 1926). И это «расследование» приводит нас к удивительным результатам, тесно связанным с нашим краем. «Московский листок» Судя из предыдущих публикаций о династии промышленников Ляминых (например, подробнее см. «Маяк» №32 от 03.05.2017, стр. 10 – В.П.) , вытекает, что речь в стихах, на мой взгляд, идёт о Зинаиде Ермолаевне Ляминой. Теперь осталось определить, где же располагалась эта упоминаемая красильня? Факт существования такой красильни в Москве можно найти в биографической справке знаменитой революционерки Игнатовой Ирины Матвеевной (1895 - 25.09.1919) – сотрудницы Хамовнического районного комитета РКП(б) Москвы, погибшей от взрыва в Леонтьевском переулке вместе с Владимиром Михайловичем Загорским (чьё имя носил долгие годы город Сергиев-Посад – В.П.) , похоронена у Кремлёвской стены… В её биографии есть следующая пометка: «Переехав в Москву, работала домашней прислугой, работницей в красильне Лямина …». А открыв газету «Московск i й листокъ» от 07 декабря (24 ноября) 1903 года, можно найти следующую заметку «До «зеленого змия» дошел», из которой можно узнать: «22 ноября в красильне Лямина в доме Бочарова по проезде Пречистенского бульвара, кр. Михаил Грибков, находясь нетрезвом виде, стал сражаться с «зеленым змием» и с такой силой ударил рукой по оконному стеклу, что разбил его вдребезги, причем осколками стекла Грибкову перерезало артерию. Пострадавшего отправили в приемный покой Хамовнической части». Из этих двух любопытных сведений можно сделать вывод, что красильня Лямина действительно существовала в Москве и находилась по адресу: Пречистенский бульвар, дом Бочарова, под номером 21. «Клязьма, 01.09.1959» Давайте теперь перенесёмся в 1959 год в посёлок «Клязьма» Пушкинского района. Дело в том, что 1 сентября 1959 года я пошел в первый класс Клязьминской школы. Первый наш урок был уроком рисования (я, как помню, рисовал речку Клязьма – В.П.) , и проходил он на втором этаже старого здания Клязьминской школы. Я хорошо помню, как были расположены все классы в этом старинном здании. Вход в здание располагался с южной стороны, войдя, мы попадали в небольшой коридорчик, где слева были две небольшие классные комната, а справа туалеты… Пройдя вперед, мы попадали в довольно просторное центральное помещение, со всех сторон которого располагались классы, а сразу слева школьные мастерские… Здесь находился пост дежурной (родная тётя моей одноклассницы Наташи Городецкой – В.П.) , дающей звонки на урок и с урока. А еще, на больших переменах, сюда приходила буфетчица с огромной корзиной пирожков и пончиков… С правой стороны этого зала располагалась лестница на второй этаж. На втором этаже располагалось также центральное помещение, но поменьше (там зимой у нас проходила «физра» - В.П.) , а из него можно было попасть тоже в классы и даже в «живой уголок»… Мой первый класс находился как раз сразу слева! Недалеко от основного здания Клязьминской школы находилась небольшая избушка, где, по-моему, и в наше время временно проживают молодые учителя, не имеющие собственного жилья (подробнее см. материал И. Клязьминского на портале «Пушкино сегодня» в «ВКонтакте» ( «vk . com») от 17.02.2019 – В.П.). Дача Соловейчика (из фотоархива И.Клязьминского) Дачный участок Соловейчика (из фотоархива И.Клязьминского) Избушка у дачи Соловейчика (их фотоархива И.Клязьминского) В то время я ничего не знал об истории этого замечательного здания, но когда вернулся после школы к себе домой, то наша соседка, как говорили, «из бывших», - Ольга Матвеевна Загнибородина, стоя на общей кухне, вдруг неожиданно сказала: «Вот и ты стал учеником школы Соловейчика!» Я не придал большого значения этим словам, но фраза запомнилась надолго… А уже в наши дни мне стало известно, что старое здание Клязьминской школы – это дача, располагающаяся по адресу: Крыловская, 2, принадлежала купеческой жене Пелагее Георгиевне Соловейчик. Но что самое удивительное, семья Соловейчик проживала в Москве на Пречистенском бульваре (с 1924 года – Гоголевский – В.П.) , дом № 21. А мы хорошо помним, что именно в этом доме и располагалась красильня Ляминых. Выходит, что Пелагея Георгиевна могла пользовать услугами этой красильни! «Сад «Аквариум»» Супругом Пелагеи Георгиевны являлся Соловейчик Илья Яковлевич, 49 лет (в 1912г.) – купец первой гильдии (с 1909 г.), державший своё дело по покупке и продаже процентных бумаг по адресу: улица Садовой, д. 195-2. Счёт Соловейчика в обороте составлял (Банк Рябушинских) 841420,82 (источники: «Справочная книга о лицах, получивших на 1912 г. купеческие и промысловые свидетельства по г. Москве». Москва, 1912; «Алфавитный указатель адресов жителей г. Москвы и её пригородов», Москва 1912 ) . Как оказалось, еще в 1897 году владение сада «Аквариум», располагающегося по тому же адресу (ныне территория перед театром «Моссовета» - В.П.) , было продано кандидату прав (?) Соловейчику , который продолжил строительство в саду «Аквариум», проведя электрическое освещение . Примечательно, что 6 мая 1896 года вечером был проведен первый публичный киносеанс именно в саду «Аквариум» . Даже часть старого советского фильма "Весёлые ребята" происходила именно здесь. В 1907 году состоялся формальный раздел владения Соловейчика на две части: восточную (собственно, сам сад «Аквариум») и западную (это постройками жилого и торгово-ремесленного назначения)… А в зимние сезоны 1910—1912 годов здесь даже действовал каток… Одним из самых дорогих садов был опять же «Аквариум» – с 1905 по 1916 г. входная плата составляла аж 50 коп… В саду «Аквариум» любил бывать А.П. Чехов. А Михаил Булгаков так описал в романе «Мастер и Маргарита» этот сад «Аквариум»: «Варенуха выбежал (из нынешнего здания Театра Сатиры – В.П.) , захлопнув за собой дверь и через боковой ход устремился в летний сад. Администратор был возбужден и полон энергии. После наглого звонка он не сомневался в том, что хулиганская шайка проделывает скверные шуточки и что эти шуточки связаны с исчезновением Лиходеева (которого затем нашли у нас в Пушкино – В.П.). Желание изобличить злодеев душила администратора, и, как это не странно, в нем зародилась предвкушение чего-то приятного. Так бывает, когда человек стремится стать центром внимания, принести куда-нибудь сенсационное сообщение. В саду ветер дунул в лицо администратору и присыпал ему глаза песком, как бы преграждая путь, как бы предостерегая. Хлопнула во втором этаже рама так, что чуть не вылетели стекла, в вершинах кленов и лип тревожно прошумело, потемнело и посвежело. Администратор протер глаза и увидел , что над Москвой низко ползет желтобрюхая грозовая туча. Вдали густо заворчало. Как ни торопился Варенуха, неодолимое желание потянуло его забежать на секунду в летнюю уборную, чтобы на ходу проверить, одел ли монтер в сетку лампу (а провел электрическое освещение, как раз, Соловейчик – В.П.). Пробежав мимо тира, Варенуха попал в густую заросль сирени, в которой стояло голубоватое здание уборной. Монтер оказался аккуратным человеком, лампа под крышей в мужском отделении была уже обтянута металлической сеткой, но огорчило администратора то, что даже в предгрозовом потемнении можно было разобрать, что стены уже исписаны углем и карандашом…» «Дом Бочарова» А что из себя представляет этот уникальный дом, в котором проживала семья Соловейчик и красильня Ляминых? По этому адресу располагалось два дома под № 21: - Доходный дом А. Ф. и Н. Ф. Бочаровых (1902, архитектор Л. Н. Кекушев (он же архитектор здания вокзала в Мытищах – В.П. ) ) и с тр. 2 (во дворе) — Доходный дом Ф.Г. Бочарова (1905, архитектор Б. М. Нилус ). Доходный дом Бочаровых Интересна история развития этой местности Москвы. Эта территория с 1671 г. входила в состав обширного владения московского дворянина А.А. Нестерова, в котором располагались старые каменные палаты, к середине XVIII в. обветшавшие. С 1758 до начала 1820-х гг. участок был составной частью усадьбы полковника И.В. Ржевского (интересно, анекдоты, не о нём ли? - В.П.) , постепенно увеличившего своё владение. К моменту раздела его владение занимало всю южную часть квартала. При пожаре Москвы 1812 года вся деревянная застройка была утрачена, и поэтому бывший Пречистенский бульвар был обустроен только после пожара Москвы 1812 года Вдоль откорректированных трасс бульвара стали возникать городские усадьбы, застройка которых формировалась по классицистическим канонам. Подчиняясь классицистическим канонам, здания храмов, перестроенные после пожара, доминировали в застройке района. В 1823 г. эта усадьба была разделена на шесть самостоятельных владений. За семьёй Ржевских остался участок, ориентированный на проезд вдоль Белого города. Застройка выделенного участка состояла из одноэтажного с мезонином деревянного на каменном фундаменте главного дома, главным фасадом обращённого на проезд вдоль бульвара и жилого флигеля у южной границы владения. (известно, что в 1841 г. владение принадлежало студенту Московского университета А.К. Ржевскому-В.П.) . К середине XIX в. владение вновь было разделено на две самостоятельные части, принадлежавшие: северное — прапорщице М.Н. Дьяконовой и южное — московскому цеховому М.И. Кустову. А уже во второй половине XIX в. в связи с переменами в социальном устройстве города, появлением новых функций и стремительным развитием капиталистических отношений в экономике, этажность застройки района начала неуклонно расти. Рост этажности и повышение плотности застройки происходили за счёт появления многоквартирных доходных домов. Их строительство велось в основном на территориях садов городских усадеб и по «красным линиям» на месте обветшавших деревянных особняков и флигелей. В 1867 г. потомственный почётный гражданин Москвы Н.И. Крейзман приобрёл северный участок, а через два года — южный. Владение развивалось как доходное. К 1900-му г. на его территории находилось пять жилых домов. В 1902 г. по заказу нового владельца, крестьянина (!) Фёдора Григорьевича Бочарова по «красной линии» бульвара первым в будущей композиции высокоплотной доходной застройки была построена южная часть данного строения. По проекту архитектора Л.Н. Кекушева жилой корпус был четырёхэтажным с нежилым подвалом и проездной аркой во двор. Чёрная лестница была спроектирована одна со стороны двора и она вела в подвал. На 2-4 этажах располагалось по две просторных квартиры (возможно, одну из них и занимала семья Соловейчик – В.П.) . Первый этаж имел более сложное решение. С одной стороны располагалась квартира, с входом из парадного, с другой стороны — магазин и квартира при нём. Пространство двора в 1904 г. было занято новым четырёхэтажным объёмом. Проектирование было поручено сыном владельца А.Ф. Бочаровым архитектору К.Ф. Бурову, ранее много работавшему с Кекушевым. Он во многом повторил решение более маститого архитектора, создав целостный образ здания. Вход в единственную квартиру на этаже был устроен с парадной лестницы ранее построенного здания, а чёрная лестница была встроена в новый объём. Квартиры были просторными и комфортабельными. Как и в квартирах, построенных Кекушевым, вдоль главного фасада располагались парадные помещения. В 1906 г. на месте снесённых старых строений по проекту архитектора Б.М. Нилуса был построен каменный пятиэтажный жилой дом, завершивший формирование застройки владения. Оно в то время по-прежнему числится за Фёдором Григорьевичем Бочаровым, а к 1917 г.владение принадлежало его сыновьям А.Ф. и Н.Ф. Бочаровым. После 1917 г. квартиры в большинстве своём стали коммунальными. В 1990-х гг. здание было реконструировано и приспособлено под офисы. При этом сохранились оформление фасадов и пространства парадных лестниц. В настоящее время здесь расположены офисы государственной корпорации «Ростех» ( корпорация высокотехнологичной промышленной продукции гражданского и военного назначения – В.П.) . А дом получил статус выявленного объекта культурного наследия Москвы в 2016 г. С 1 августа 2018 г. — объект культурного наследия регионального значения ( около происходит действие двух сцен фильма «Москва слезам не верит» режиссёра Владимира Меньшова – В.П.) . Вот, к таким неожиданным «открытиям» мы пришли, а всё начиналось со строчек стихов В.В. Маяковского! Владимир Парамонов

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.