3 июля в 09:47

Маленький переполох на Софринских очистных

В четверг, 2-го июля, группа журналистов отправилась на Софринские очистные, чтобы зафиксировать процесс взятия проб воды из реки Талица. Если кто не знает, очистные сооружения – это место, куда поступает канализационная жижа, и где это жижа, путем очистки (механической, химической, бактериальной) должна превращаться в воду, которая сбрасывается в реку. Так вот, местные жители в последние годы засыпали надзорные органы жалобами на то, что Софринские очистные, находящиеся в ведении МУП "Межрайонный Щелковский Водоканал" - "Водоканал Пушкинского района", сбрасывают недостаточно очищенную воду и тем самым отравляют реку Талица. Результатом этих жалоб стало прибытие на очистные лаборатории Росприроднадзора с целью взятия проб воды. А также визит группы журналистов, организованный пресс-службой администрации Пушкинского округа. Вместе со мной в машине ехали журналисты из газеты «Маяк» и девушка из пресс-службы, «Пушкинское телевидение» добиралось на своей машине. Уже у ворот Софринских очистных к нам присоединились коллеги из областного телевидения «360». С небольшим опозданием прибыл федеральный канал «Россия-1». Мы вышли из машин, подошли к воротам, автоматические ворота приветливо распахнулись. Вошли внутрь, идем по территории Софринский очистных, ощущаем характерный запах. Вроде никто нас не встречает, даже странно. Вдруг видим группу людей, сотрудников «Пушкинского водоканала». Подошли к нам и понеслось: «Да как вы сюда вошли? Это режимный объект! Немедленно покиньте территорию!». Девушка из пресс-службы администрации начала им объяснять, что это журналисты, что всё согласовано. Но сотрудники Водоканала ни в какую: ничего не согласовано, мы вам не разрешаем, немедленно покиньте территорию. «Ну, и хрен с вами, - думаю, - можно подумать, что я всю жизнь мечтал приехать на Софринские очистные, чтобы их режимное дерьмо тут нюхать». Впрочем, заметку какую-то все равно писать придется. Поэтому я достал из чехла камеру, чтобы сфотографировать, как журналистов прогоняют с Софринских очистных. Тут подбегает ко мне мужик в белой рубашке: «Разбить вам камеру?» - спрашивает. «Попробуйте», - отвечаю. Но он так и не попробовал. А жаль. Позднее мне сказали, что этот мужик в белой рубашке – директор «Пушкинского водоканала». А вот журналистам из «360» ничего вроде разбить не грозились. Зато требовали представить какое-то «редакционное задание». «Представьтесь, пожалуйста, - попросила корреспондентка «360» сотрудника Водоканала. – Вы у меня требуете редакционное задание, а сами даже не представились». «Нет, сначала вы мне покажите ваше редакционное задание, а затем я представлюсь», - ответил ей сотрудник. Честно говоря, мне не хочется описывать все препирательства. Было понятно, что сотрудники Водоканала сильно напуганы и любыми путями пытаются выставить журналистов со своей территории. Наконец, к нам подошел инспектор Минэкологии Московской области Александр Андреев и сказал, что руководство Водоканала милостиво разрешило нам снимать процесс взятия проб воды. Но не с примыкающей к реке территории Софринских очистных, а с противоположного берега реки. «Ничего страшного, там всего метров двадцать, будет видно», - утешил операторов инспектор. Мы вышли с территории, сели в машины и поехали полями вокруг очистных на другой берег реки. Ну, а дальше как в песне: «на дальней станции сойду, трава по пояс». В этой траве-по-пояс, кстати, живут тучи комаров, а московские корреспондентки приехали в коротеньких шортиках, и было интересно наблюдать, как они отмахиваются микрофонами от поедающих их насекомых. Сам я в эту траву-по-пояс не полез, решив, что фотография о том, как где-то «там вдали за рекой» (тоже хорошая песня), какие-то люди зачерпывают баночкой воду, вряд ли заинтересует наших читателей. Тем временем сотрудница пресс-службы администрации доложила об инциденте руководству. Пошла волна созвонов – вплоть до главы округа и выше. Заскрипели шестеренки чиновничьей вертикали, решая архиважный вопрос – пускать или не пускать журналистов на Софринские очистные. И, наконец, решили: пустить! Мы снова погрузились в машины, покинули комариный берег, зашли на территорию очистных и подошли к реке с другого берега. Комары, кстати, там не менее голодные и злые. И, наконец, свершилось: мы увидели и зафиксировали процесс взятия проб воды! Сначала взяли на пробу воду из реки выше места сбросов. А затем – в месте сбросов. По словам инспектора Минэкологии Александра Андреева, данные замеры производятся в рамках административного расследования, возбужденного в июне этого года. Результаты замеров должны быть готовы к 7 июля. Правда, местные жители говорят, что помимо вот этого, официального места сброса, есть и другие трубы. И даже показали нам такую трубу. Обратите внимание: посреди тотальной грязюки – чистенький белоснежный чехольчик, видимо только что утром на трубу надетый. Жители также показали нам пахучие отстойники вдоль реки. По их словам, в период дождей жижа переливается через края отстойника и стекает в реку. Говоря «местные жители», я имею в виду, в первую очередь, Татьяну Ларину и старосту деревни Талицы Олега Селина. «Три года назад, когда к Софринским очистным подсоединилось больше промышленных предприятий, в том числе Рахмановская промзона, начались систематические проблемы со сбросами, - рассказала журналистам Татьяна Ларина. – Вода приобрела черный цвет, появилась пена, неприятный запах разносится в радиусе более километра от очистных сооружений. Мы поняли, что надо объединяться, создали группу «Спасем реку Талицу», нас сейчас более 850 человек. Это не только жители деревни Талицы, это жители Софрино и близлежащих деревень. В нашу группу постоянно поступает информация по всем замеченным сбросам. Сбросы нечистот в реку происходят чаще всего после часа ночи. Поэтому ночами мы вынуждены закрывать окна, чтобы не задохнуться. У нас ведь проблема не только со сбросами в реку, есть проблема и с заводом, производящим битумную мастику. Он расположен на землях сельхозназначения, в бывшем зернохранилище, на расстоянии менее 200 метров от жилых домов. Уже около 15 лет этот завод нас травит. С какой стороны ветер в деревне Талицы не подует, либо мы ощущаем запах битумной мастики, либо Софринских очистных. У нас в деревне умерло очень много людей от онкологии. У меня мама две операции онкологические перенесла. За период с весны этого года у нас уже два человека умерло от онкологии – мужчины в возрасте около 50 лет». А затем я записал несколько коротеньких интервью с людьми, которые не требовали от меня предоставить «редакционное задание» и не грозились разбить камеру. По словам старшего эксперта отдела муниципального контроля и охраны окружающей среды администрации Пушкинского округа Марии Калединой, все имущество Софринских очистных принадлежит Пушкинскому округу, а Водоканал здесь выступает в качестве арендатора. «Кто, на ваш взгляд, виноват в регулярных сбросах нечистот в реку?» «Тот, кто сбросил на очистные сооружения, - ответила Мария Каледина. – На очистные поступают стоки от разных организаций и местных жителей. Если поступила вода с загрязнением, с которым не справился активных ил на очистных, то начались нарушения в работе очистных сооружений, технологический сбой». «Водоканал является эксплуатирующей организацией, - поясняет ситуацию инспектор Минэкологии Александр Андреев. – Они должны следить за надлежащим состоянием своих сетей. И в том числе за сбросами от своих абонентов». То есть, даже если что-то не то сбросили абоненты, отвечать все равно будет Водоканал. Правда, ответственность эта – как слону дробина: штраф от 80 до 150 тысяч рублей. «Производительность Софринских очистных – 20 тыс. кубометров в сутки, - сообщила журналистам главный инженер Пушкинского водоканала Любовь Гусева. – По факту мы принимаем от 10 до 12 тыс. кубов в сутки. Очистка производится биологическим илом. Сюда должны поступать стоки хозбыта. А промышленные предприятия должны иметь собственные очистные сооружения. Например, завод патриархии – у них свои очистные сооружения и стоки к нам приходят чистые. Рахмановская база и Группа Дельфин-логистик – у них превышения по ПДК, и мы с ними боремся. Причем Дельфин-логистик мы даже ограничить не можем: они сбрасывают по сетям, совместным с частным сектором. Поэтому происходит заражение активного ила, ил умирает, мы периодически привозим ил с других очистных (у нас их пять штук), чтобы оживить бактериальную очистку». Сначала я хотел в финале написать свои соображения по поводу увиденного и услышанного. Но, подумав, решил этого не делать. Главного редактора портала чиновники и так уже упрекают в том, что Воронин в своих текстах позволяет себе много отсебятины. Отмечу лишь, что жителям деревни Талицы я искренне сочувствую, ни единому слову представителей Водоканала я не верю. Андрей Воронин. Фото автора.

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.