14 июля в 13:49

«Через дебри «Вишневого сада». К дню памяти А.П.Чехова

«Через дебри «Вишневого сада» (15 июля – День памяти А.П. Чехова) В статье Игоря Прокуронова на портале «Пушкино сегодня» от 03.06.2020 читаем: «Пастуховский «Московский Листок» за 29 июля 1902 г. извещал: «Вчера умер Александр Андреевич Рассказов – один из последних могикан славного прошлого нашего Малого театра… И умер он так, как должен был умереть Рассказов: у самого здания театра на общественном кругу подмосковного Пушкина, на сцене которого он неизменно появлялся в течение последних сезонов. Тут, у театра, он жил, тут он болел, продолжая управлять делом, тут он и умер…». «Брат мой, страдающий брат…» Я обратил внимание на дату смерти А.А. Рассказова – 28.07.1902 года и сразу понял, что в то же самое время А.П. Чехов отдыхал в усадьбе «Любимовка» Станиславского (с 5 июля по 15 августа 1902 года – В.П.) , где и была задумана пьеса «Вишневый сад»… Рассказов А.А. Чехов не мог не узнать об этой смерти, находясь так близко от города Пушкино… Сразу у меня возник вопрос: «Может быть, А.П. Чехов каким-то образом отразил этот факт в своей пьесе?» По моему убеждению, это отражено в сцене с Прохожим. Давайте вспомним, как во втором акте вдруг появляется Прохожий, многие нередко сравнивают этого персонажа с абстрактным «голодным россиянином»… Но, на мой взгляд, в образе Прохожего надо искать бродячего актёра! Сергей Безруков в роли Прохожего в Любимовке Эта сцена очень похожа на сцену встречи двух бродячих актёров в пьесе Островского «Лес». А у Прокуронова в статье можно найти такой отрывок: «Тут же сообщалось о предстоящем представлении комедии А.Н. Островского «Лес», где, конечно же, будет участвовать наш герой. Вскоре в очередном сообщении «Из дачных мест: Пушкино» отмечалось, что данный 27 мая спектакль («Лес» Островского), безусловно, удался, а «г. Рассказов – хороший Счастливцев» («Московский Листок», 30.05.1899) …» Кто же, как не актер, мог так хорошо знать строки из стихов, например, Надсона: «Брат мой, страдающий брат…» (1880)? Полностью стихотворение таково: «Друг мой, брат мой, усталый, страдающий брат, Кто б ты ни был, не падай душой. Пусть неправда и зло полновластно царят Над омытой слезами землей, Пусть разбит и поруган святой идеал И струится невинная кровь, - Верь: настанет пора - и погибнет Ваал, И вернется на землю любовь! Не в терновом венце, не под гнетом цепей, Не с крестом на согбенных плечах, - В мир придет она в силе и славе своей, С ярким светочем счастья в руках. И не будет на свете ни слез, ни вражды, Ни бескрестных могил, ни рабов, Ни нужды, беспросветной, мертвящей нужды, Ни меча, ни позорных столбов! О мой друг! Не мечта этот светлый приход, Не пустая надежда одна: Оглянись, - зло вокруг чересчур уж гнетет, Ночь вокруг чересчур уж темна! Мир устанет от мук, захлебнется в крови, Утомится безумной борьбой - И поднимет к любви, к беззаветной любви, Очи, полные скорбной мольбой!..» Кстати, именно, в Пушкино, в отличии от многих городов России, есть Надсоновская улица… Вот, что писала по этому поводу Т. Эффи в газете «Маяк» от 11.03.2009: «Трудно проверить, но вряд ли улица с таким названием есть в каком-либо другом городе России. Всезнающий Интернет отвечает на этот вопрос молчанием. Приезжие нередко переспрашивают, пожимают плечами – название очень непривычное. Вряд ли все жители этой центральной пушкинской улицы смогут ответить на вопрос: почему «Надсоновская»? Что сей сон означает? Если Писаревская названа в честь Писарева, а Некрасовская Некрасова, то не трудно догадаться, что Надсоновская подразумевает тоже писателя. Действительно, имеется в виду поэт Надсон (1862–1887 гг.)…»! «Выдь на Волгу, чей стон…» Или, вот, отрывок из Некрасовского «Размышления у парадного подъезда» (1860) - «Выдь на Волгу, чей стон…». Этот отрывок полностью таков: «…Выдь на Волгу: чей стон раздается Над великою русской рекой? Этот стон у нас песней зовется — То бурлаки идут бечевой!.. Волга! Волга!.. Весной многоводной Ты не так заливаешь поля, Как великою скорбью народной Переполнилась наша земля, — Где народ, там и стон... Эх, сердечный! Что же значит твой стон бесконечный? Ты проснешься ль, исполненный сил, Иль, судеб повинуясь закону, Всё, что мог, ты уже совершил, — Создал песню, подобную стону, И духовно навеки почил?..» А у Прокуронова находим такое упоминанье, именно, о Волге: «…Под конец жизни старик (А.А.Рассказов – В.П.) отдыхал в своем «имении», под Симбирском, на берегу Волги. Он всех звал к себе: «Поедете, батюшка вы мой родной, по Волге, ко мне в «Рассказовское ущелье» заезжайте. Благодать, рай! Потому и не умираю, что умирать не надобно. Господи, Боже мой! – в каком-то восхищенье восклицал старик. – Чего мне еще от Господа надобно! Живу, можно сказать, барином! Все у меня, слава тебе Господи, есть! Все свое, не купленное! И морковка, и капуста, и репка, и прочая овощь всякая, и ягоды, и рыбка своя, и творог, молочко, сметана, масло. И огород, и сад, и луг свой, и пристань…» «На Троицу» А выход-то у Прохожего какой эффектный, точно, как у актера. И пусть это лишь эпизодическая роль, позволяющая показать, как беспечна в щедрости своей Раневская: шутка ли, отдала случайному попрошайке целый золотой! Но не всё так просто, мы же ранее уже доказали, что второе действие пьесы «Вишневый сад» происходит на Троицу (точнее, 23.05.1898 года – подробнее см. материал «Блуждания по «Вишневому саду» на портале «Пушкино сегодня» от 09.08.2017 – В.П.) . А на Троицу было положено подавить любому, кто просит милостыню… И в данном случае, Раневская поступает, как истинная христианка… Но, удивительно, едва Прохожий исчезает за кулисами, пьеса двинется дальше, и никто ни разу о нем больше не упоминает… «А.М. Пешкову (М. Горькому) 29 июля 1902 года, Любимовка» Интересно, что в день выхода «Московского листка» с некрологом о А.А. Рассказове, А.П. Чехов пишет письмо М. Горькому, в котором речь идет о его новой пьесе «На дне». Приведем его полностью, даже с примечаниями: «Дорогой Алексей Максимович, пьесу Вашу я прочел. Она нова и несомненно хороша. Второй акт очень хорош, это самый лучший, самый сильный, и я, когда читал его, особенно конец, то чуть не подпрыгивал от удовольствия. Настроение мрачное, тяжкое, публика с непривычки будет уходить из театра, и Вы во всяком случае можете проститься с репутацией оптимиста. Жена моя будет играть Василису, распутную и злющую бабу, Вишневский ходит по дому и изображает татарина — он уверен, что это его роль. Луку — увы! — Артему нельзя давать, он повторится в ней, будет утомляться; зато городового отделает чудесно, это его роль, сожительница — Самарова. Актер, который очень удался Вам, роль великолепная, ее надо отдать опытному актеру, хотя бы Станиславскому. Барона сыграет Качалов. Из IV акта Вы увели самых интересных действующих лиц (кроме актера), и глядите теперь, чтобы чего-нибудь не вышло от этого. Этот акт может показаться скучным и ненужным, особенно если с уходом более сильных и интересных актеров останутся одни только средние. Смерть актера ужасна; Вы точно в ухо даете зрителю, ни с того ни с сего, не подготовив его. Почему барон попал в ночлежку, почему он есть барон — это тоже недостаточно ясно. Около 10 августа я уезжаю в Ялту (жена остается в Москве), потом, в августе же, возвращусь в Москву и проживу здесь, если не произойдет чего-нибудь особенного, до декабря. Увижу «Мещан», буду на репетициях новой пьесы. Не удастся ли и Вам вырваться из Арзамаса и приехать в Москву, хотя бы на неделю? Я слышал, что Вам разрешат поездку в Москву, что за Вас хлопочут. В Москве переделывают Лианозовский театр в Художественный, работа кипит, обещают кончить к 15 октября, но едва ли спектакли начнутся раньше конца ноября и даже декабря. Мне кажется, постройке мешают дожди, неистовые дожди. Я живу в Любимовке, на даче у Алексеева, и с утра до вечера ужу рыбу. Речка здесь прекрасная, глубокая, рыбы много. И так я обленился, что самому даже противно становится. Чехов и Книппер-Чехова в Любимовке 1902 год. Здоровье Ольги поправляется, по-видимому. Она Вам кланяется и шлет привет сердечный. Передайте от меня поклон Екатерине Павловне, Максимке и дщери. «Мысль» Л. Андреева — это нечто претенциозное, неудобопонятное и, по-видимому, ненужное, но талантливо исполненное. В Андрееве нет простоты, и талант его напоминает пение искусственного соловья. А вот Скиталец воробей, но зато живой, настоящий воробей. В конце августа мы увидимся, как бы то ни было. Будьте здоровы и благополучны, не скучайте. Был у меня Алексин, говорил о Вас хорошо. Ваш А. Чехов. О том, что пьесу получили обратно, напишите строчку. Мой адрес: Неглинный пр., д. Гонецкой. С названием не спешите, успеете придумать. Примечания: ...пьесу Вашу я прочел. — М. Горький прислал Чехову для прочтения только что законченную пьесу «На дне». ...будет играть Василису... — О. Л. Книппер исполнила в пьесе «На дне» роль Насти. ...Вишневский ходит по дому... — Актер Художественного театра А. Л. Вишневский жил в то время вместе с Чеховым и Книппер на даче К. С. Станиславского в Любимовке. ...и изображает татарина... — При постановке пьесы Вишневскому была поручена именно эта роль. Луку — увы! — Артему нельзя давать... — Роль Луки исполнил И. М. Москвин. ...сожительница — Самарова. — Роль Василисы, жены городового Костылева, была отдана Е. П. Муратовой. М. А. Самарова сыграла Квашню. В автографе ошибочно написано «Самарина». Актер ~ ее надо отдать ~ Станиславскому. — Роль актера в спектакле исполнил М. А. Громов. Станиславский сыграл Сатина. Барона сыграет Качалов. — Эта роль действительно была отдана В. И. Качалову. Около 10 августа я уезжаю в Ялту... — Чехов выехал из Москвы в Ялту 14 августа. ...жена остается в Москве... — После отъезда Чехова в Ялту Книппер продолжала до 5 сентября жить в Любимовке. ...потом, в августе же, возвращусь в Москву ~ и проживу здесь ~ до декабря. — См. примечания к письму 3795. Увижу «Мещан»... — Чехов был на представлении «Мещан» и Художественном театре 25 октября. Газета «Новости дня», описывая этот спектакль, сообщала в номере от 10 декабря 1902 г.: «Конечно, театр был переполнен. В нем была „вся Москва“ В антрактах слышалось: „вот Чехов“, „вот Андреев“». ...буду на репетициях новой пьесы. — Чехов имеет в виду пьесу «На дне». Не удастся ли и Вам вырваться из Арзамаса... — Горький жил в Арзамасе с 9 мая 1902 г. под «гласным надзором» полиции. На первом представлении «Мещан» в Москве 25 октября 1902 г. он не присутствовал. ...за Вас хлопочут. — По распоряжению министра внутренних дел дело против Горького, обвинявшегося в политической неблагонадежности, было прекращено 24 июля 1902 г. О снятии с Горького особого надзора полиции прокурор Московской судебной палаты сообщил начальнику Нижегородского жандармского управления 10 августа 1902 г.; Горький был извещен об этом 16 августа. В Москве переделывают Лианозовский театр в Художественный... — См. примечания к письмам 3487, 3527, 3613 и 3650 в т. 10 Писем. ...обещают кончить к 15 октября, но едва ли спектакли начнутся раньше конца ноября... — Театр был открыт 25 октября. Была показана пьеса Горького «Мещане». Я живу в Любимовке, на даче у Алексеева... — См. примечания к письмам 3789 и 3795. Речка — Клязьма. Здоровье Ольги поправляется... — См. примечания к письму 3789. Екатерина Павловна — Е. П. Пешкова. Максимка — сын Горького. дщерь — Катя Пешкова. «Мысль» Л. Андреева... — Рассказ Л. Андреева «Мысль» был опубликован в журнале «Мир божий» (1902, № 7). В конце августа мы увидимся... — Встреча Чехова с Горьким в августе не состоялась. Был у меня Алексин... — См. примечания к письму 3794. С названием не спешите... — О колебаниях Горького в выборе названия для пьесы Андреев писал в августе 1902 г. Н. К. Михайловскому: «Был я в Арзамасе у Горького и слышал его новую драму: „В ночлежном доме“, или „На дне“ (он еще не остановился на том или другом заглавии) » («Литературный архив», т. 5. М. — Л., 1960, стр. 55). Первое отдельное издание пьесы вышло в декабре 1902 г. в Мюнхене под названием «На дне жизни». «Московский листок» И еще, хотелось бы привести высказывание А.П. Чехова о Петуховском «Московском листке». Такое высказывание появляется в письме к Н.А. Лейкину от 25.12.1883 года: «… Кстати о маленькой дрязге, подаренной мне сегодня «на елку». Пастухов, обидевшийся на меня за заметку о московской малой прессе, под рассказом Агафопода Единицына, помещенным в рождеств номере «Моск листка», подмахнул «А. Чехов». Рассказик плохенький, но дело не в качестве рассказа: плохой рассказ не в укор писаке средней руки, да и не нужны хорошие рассказы читателям «Моск листка». Москвичи, прочитав мою фамилию, не подумают про брата и сопричтут меня к Пазухину и Кº. Полной фамилией я подписуюсь только в «Природе и охоте» и раз подписался под большим рассказом в «Альманахе Стрекозы», готов, пожалуй, подписываться везде, но только не у Пастухова. Но далее... Благополучно паскудствующие «Новости дня» «в пику» конкуренту своему Пастухову напечатали в своем рождеств номере произведения господ, изменивших накануне праздника своему благодетелю Пастухову (Вашков, Гурин и др.). Номер вышел ядовитый, «политичный». Чтобы еще громче пшикнуть под нос Пастухову, «Новости дня» под одной маленькой ерундой, которую я постыдился бы послать в «Осколки» и которую я дал однажды Липскерову, подмахнули тоже мою полную фамилию (а давал я Липскерову мелочишку под псевдонимом...). «На, мол, гляди, Пастухов: к тебе не пошел, а у нас работает, да еще под полной фамилией». Выходит теперь, значит, что я работаю и в «Новостях дня» и в «Моск листке», служу двум богам, коих и предал в первый день Рождества: и Пастухову изменил, и Липскерову. «Новости дня» тоже злятся за ту заметку…». Выходит, что Чехов так или иначе сотрудничал с «Московским листком», и скорее всего просматривал каждый номер… И, скорее всего, видел «Московский Листок» за 29 июля 1902 года, узнав о смерти Александра Андреевича Рассказова… Владимир Парамонов

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.