2 сентября в 20:11

03.09 = 22.08

Концерт Михаила Шуфутинского «Третьего сентября или 30 лет спустя» 3 сентября 2020 года в 19.00 Государственный Кремлевский Дворец, основная сцена. (Из афиши концерта) Услышав первые строки песни «Созрела вишня в саду у дяди Вани…», я предположил – наконец-то написали самый чеховский хит! Но затем пошли другие строки, очень далёкие от Чехова… «Я календарь переверну…» Но существует такая песня «Третье сентября» ( «Я календарь переверну…» - В.П. ), впервые исполненная Михаилом Шуфутинским в 1993 году и ставшая «визитной карточкой» артиста. Автор музыки – Игорь Крутой, автор текста – Игорь Николаев. И для самого исполнителя дата стала знаковой – 03.09.1995 года родился старший внук Шуфутинского! Дело в том, что в 1992 году певец Михаил Шуфутинский после долгих лет эмиграции вернулся на постоянное место жительства в Москву, где родился, и сразу почувствовав магнетизм этой песни, решил, что обязательно должен её спеть. Она, действительно, романтична, лирична, грустна и крайне метафорична… И с этого момента – это «визитная карточка» шансонье… Но он до сих пор утверждает, что её текст не основан на какой-то конкретной истории, по его словам: «Никакого чуда не было: в этот день никто не ссорился, не мирился – это не специальная дата. Всем хотелось бы услышать, что у нас что-то произошло второго, третьего, но нет, у меня ничего не происходило». На песню и на исполнителя стало появляться множество мемов, ставших потрясающей рекламой песни и исполнителя… В одной из работ местных краеведов я когда-то прочитал, что в 70-е годы прошлого века Михаил Шуфутинский даже несколько раз пел на танцах в Клязьме… «Третий куплет «Вишневого сада»» Но никто даже не догадывается, какой огромный скрытый смысл, возможно, несёт эта песня, очень важный для нас – пушкинцев, знающих, что пьесу «Вишневый сад» А.П. Чехов задумал у нас в Любимовке … Попробуем его разгадать… Клязьма у Любимовки в начале ХХ века Дело в том, что 3 сентября, но это же по Григорианскому календарю ( так называемый новый стиль – В.П. ), а по Юлианскому календарю ( так называемый старый стиль – В.П. ) – это 22 августа! А это же число поведения аукциона в пьесе А.П. Чехова «Вишневый сад»! А теперь давайте спроецируем текст песни на события в пьесе, происходившие 22 августа ( по старому стилю – В.П. ). Я бы уже назвал эту песню - «Кающийся Лопахин». Итак, по тексту: «Всё не то, всё не так, Ты мой друг, я твой враг, Как же всё у нас с тобою. Был апрель, и в любви Мы клялись, но, увы. Пролетел желтый лист По бульварам Москвы» А теперь обратимся к словам из пьесы, по-моему, созвучным со словами песни.. Лопахин в первом действии говорит Раневской: «… Хотелось бы только, чтобы вы мне верили по-прежнему, чтобы ваши удивительные, трогательные глаза глядели на меня, как прежде. Боже милосердный! Мой отец крепостным у вашего деда и отца, но вы, собственно вы, сделали для меня когда-то так много, что я забыл всё и люблю вас, как родную… больше, чем родную». А по ходу пьесы: «… но вы не беспокойтесь, моя дорогая, спите себе спокойно, выход есть... Вот мой проект. Прошу внимания! Ваше имение находится только в двадцати верстах от города, возле прошла железная дорога, и если вишневый сад и землю по реке разбить на дачные участки и отдавать потом в аренду под дачи, то вы будете иметь самое малое двадцать пять тысяч в год дохода». А в ответ Любовь Андреевна: «Я вас не совсем понимаю, Ермолай Алексеич». Владимир Высоцкий в образе Лопахина, Театр на Таганк е А далее в песне: «Третье сентября, день прощанья, День, когда горят костры рябин, Как костры горят обещанья В день, когда я совсем один. Я календарь переверну, И снова третье сентября, На фото я твоё взгляну, И снова третье сентября. Но почему, но почему Расстаться всё же нам пришлось, Ведь было всё у нас всерьёз Второго сентября. (2-а раза)» И эти строки прекрасно ложатся на текст пьесы. Вспомним слова Лопахина в первом акте пьесы: «…но вы, собственно вы, сделали для меня когда-то так много, что я забыл все и люблю вас, как родную... больше, чем родную». Но после аукциона он понимает, что он остался теперь совсем один, что та юношеская любовь безвозвратно потеряна после покупки вишневого сада… А вот и следующие строки песни: «Журавлей белый клин, Твоя дочь и мой сын, Все хотят теплоты и ласки. Мы в любовь, как в игру, На холодном ветру Поиграли с тобой, Но пришел сам собой…» А вдруг и эти строки тоже соответствуют сюжету пьесы? Это, конечно же, «признание» в давней любви, в первой любви — нежной, романтической, юношески светлой влюбленности в прекрасное видение, ни к чему не обязывающее и ничего взамен не требующее… Любовь Андреевна Раневская говорила в пьесе: «О, мои грехи... Я всегда сорила деньгами без удержу, как сумасшедшая, и вышла замуж за человека, который делал одни только долги. Муж мой умер от шампанского, - он страшно пил». И конечно же, не случайно Раневская названа Любовью... Рената Литвинова в образе Раневской Л.А., Московский Художественный Театр им. Чехова Брат Леонид, сокрушаясь, признает, что сестра вела себя «нельзя сказать, чтобы очень добродетельно надо сознаться, она порочна Это чувствуется в ее малейшем движении». У Раневской есть родная дочь Аня, 17 лет ( но есть и приёмная – Варя, 24 лет – В.П. ), но мы можем смело предположить, что у Любови Андреевны и юноши Ермолая могли быть и настоящие романтические отношения, а утонувшего сына Раневской – 7-летнего Гришу ( на момент действия пьесы ему было бы 12 лет – В.П .) Лопахин мог вполне считать своим сыном… Владимир Парамонов

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.