5 октября в 21:19

К Дню учителя: «Математичка…»

(Ко Дню Учителя – 5 октября 2020) Из воспоминаний Елены Геращенко : «Сестры Иевлевы Анна и Варвара» (сайт «Сочивед» от 27.03.2017) : Варвара Петровна Иевлева «…Недавно я нашла информацию о жизни Варвары Петровны в 20-х годах ХХ столетия. Ее имя упоминается в воспоминаниях Натальи Гершензон, Давида Арманда и в книге Елены Давидовны Арманд «Блаженны чистые сердцем». Наталья Гершензон и Давид Арманд были воспитанниками школы-комунны, созданной в голодном 20-м году матерью Давида Арманда Лидией Марьяновной Арманд. Варвара Петровна Иевлева вместе с Лидией Марьяновной стояла у истоков создания школы. В среду 3 декабря 1919 года Лидия Марьяновна писала в своем дневнике: «Собрались четверо предполагаемых работников школы: Варвара Петровна Иевлева – по математике, физике и химии, Екатерина Николаевна Чехова – по истории, Валериан Иванович О. – по родиноведению и организации детской общественности». Сначала отрывки из этих воспоминаний я прочла в Интернете. Впоследствии я нашла книгу Натальи Гершензон в Краснодарской краевой библиотеке имени А. С. Пушкина. Там она имелась в единственном экземпляре, причем, я взяла ее в абонементе первой. До меня ее никто не читал, а книга интереснейшая! Наталья Гершензон жила в колонии, когда была еще маленькой девочкой. Поэтому о Варваре Петровне она упоминает вскользь. Давид Арманд попал в колонию будучи подростком. Он помогал матери Лидии Марьяновне в работе и знал о школе намного больше, чем Наталья Гершензон. В 2015 году мне удалось приобрести книгу дочери Давида Арманда Елены Давидовны Арманд - «Блаженны чистые сердцем», составленную ею по материалам семейного архива. Из этих трех источников я узнала, что Варвара Петровна работала в детской колонии с самого начала. Колония находилась недалеко от города Пушкина. Туда можно было доехать на поезде из Москвы с Ярославского вокзала. Вместе с Варварой Петровной в колонии работала ее мать Елена Ивановна, которая отвечала за хозяйственные вопросы. Воспитанниками колонии некоторое время были младший брат Варвары Петровны Александр (Шура) и его друг Женя Зеленин, сын известного врача, изобретателя «Капель Зеленина». Дружба Александра Иевлева и Жени Зеленина продолжалась и в советское время. Тогда Женя Зеленин работал зав. кафедрой в МГУ, вел курс геометрии, а Александр Иевлев стал крупным инженером. В 30-е годы его посылали на стажировку в США, где он провел около года. В 50-е годы Александр Петрович с друзьями часто приезжал в дачный поселок Фирсановка, где жила его сестра Анна Петровна. Для меня долгое время оставалось загадкой, почему Варвару Петровну репрессировали. У нас в семье говорили, что ее арестовали по доносу из-за религиозных взглядов. До ареста она проживала в Хомутовском тупике недалеко от Казанского вокзала. У нее в квартире стоял рояль, который много лет спустя она завещала тому, кто станет музыкантом. Музыка в нашей семье занимала особое место. У нас дома на Фирсановке было пианино, привезенное отцом из Германии, где он прослужил 8 лет с 1945 по 1953 год. Моя мама хорошо подбирала по слуху, а бабушкин младший брат Александр Петрович виртуозно играл Шопена, Листа, Чайковского и других классиков. После реабилитации и возвращения в Москву Варвара Петровна оплачивала из своих средств наше с сестрой обучение в музыкальной школе. Музыкантами мы с сестрой не стали. Дальнейшая судьба рояля мне неизвестна. Зато я помню, каким ярким событием тех лет стала победа молодого американского пианиста Вана Клиберна на первом Международном конкурсе П.И.Чайковского! Телевизора у нас в ту пору не было: трансляцию с конкурса мы слушали по радио. Будучи детьми, мы с мамой часто навещали Иевлевых в Хомутовском тупике. Тогда там жили братья Варвары Петровны Павел и Александр. Их небольшой дом был огорожен забором, по которому плелся дикий виноград с мелкими ягодками. Много лет спустя домик в Хомутовском тупике снесли. В 2012 году мы с мужем побывали в Москве и посетили Надежду Александровну Иевлеву, которая живет в квартире, полученной после сноса старого дома и находящейся недалеко от прежнего места жительства. Хомутовский тупик известен также тем, что там жил богач Хлудов, которого мы знаем по Сочи. В Москве его дом сохранился до сих пор. А в Сочи Хлудов оставил о себе память созданным им парком, который сейчас называется парком «Ривьера». У ворот этого парка растет кедр, посаженный в 1902 год моим дедом Н.В.Штейпом на углу своей дачи, которая находилась через дорогу от Хлудовского парка. А в самом парке находилась дача Хлудова, которая со временем стала разрушаться. Недавно ее отреставрировали, но новый дом заметно отличается от оригинала. После отбытия наказания тетя Варя, как у нас в семье звали Варвару Петровну, жила в Иваново и, несмотря на запрет властей бывать в Москве и других крупных городах, она навещала нашу бабушку Анну Петровну в подмосковном поселке Фирсановка. Тетя Варя всегда привозила с собой гостинцы: финики, ароматные мятные пряники, фигурные тульские пряники. По ее инициативе меня с сестрой крестили в подмосковном Середникове, где находилась старинная церковь. Фирсановка. Начало 50-х годов. Сидят Анна Петровна и Варвара Петровна Иевлевы, стоят Вера Владимировна и Николай Владимирович Штейпы Тетя Варя очень любила русский фольклор, пела нам, маленьким девочкам, народные песни, читала детские книжки с картинками, гуляла с нами в лесу за «трубочкой». «Трубочкой» у нас называли туннель под железнодорожным полотном. Ведь мы жили в поселке Фирсановка, который располагался в 30 км от Москвы по Октябрьской железной дороге, соединяющей Москву и Ленинград. Во времена моего детства под «трубочкой» всегда было темно и сыро, и ходить там можно было, только прыгая с камушка на камушек . В 50-е годы мой отец Садыков Касим Фассахович учился в аспирантуре в Московском педагогическом институте имени В. И. Ленина. Он часто задерживался и оставался ночевать в Москве у родственников или знакомых, в том числе и у тети Вари. Из его воспоминаний мне стало известно, что Варвара Петровна училась в Московском университете, была знакома с Сергеем Ивановичем Вавиловым. До войны она работала в МХТИ им. Менделеева зав кафедрой физики, но в 1937 году была репрессирована. В 1955 году Варвара Петровна была реабилитирована и вернулась в Москву, где получила однокомнатную квартиру в высотном здании на Фрунзенской набережной. Мы с мамой ездили к ней в гости. Мне заполнился коврик в русском стиле с аппликацией в виде подсолнухов, который висел у Варвары Петровны в комнате на стене. Она очень любила мастерить из лоскутков полезные вещицы. Нам она смастерила грелку для чайника в виде курочки. Варвара Петровна Иевлева Варвара Петровна была очень религиозной женщиной. Семьей она так и не обзавелась. Умерла Варвара Петровна летом 1959 года. Отпевали и хоронили ее на нашем местном кладбище в Середниково. Гроб привезли из Москвы по Пятницкому шоссе. Нашей бабушке Анне Петровне о смерти сестры ничего не сказали. Она много лет была полупарализованной, и пережила свою сестру всего на один год. Умерла Анна Петровна в сентябре 1960 года. Похоронили ее рядом с Варварой Петровной. Так в Середникове появилось наше семейное захоронение…» В воспоминаниях упомянута фамилия – Штейпы, а мы хорошо помним, что представители этого семейства жили и живут у нас на улице «Ленточка» (подробнее см. портал «Пушкино сегодня» от 14.04.2018 и 21.05.2018 – В.П.) . Как же всё связано в этом мире… Подготовил Владимир Парамонов

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.