16 октября в 12:18

Зинаида ПОДОБЕДОВА: «Салон красоты – контактная отрасль, по Интернету не покрасишь и не подстрижёшь…»

В период режима самоизоляции многие жаловались на то, что больше всего страдают от невозможности посетить парикмахерские и салоны красоты. Можно было предположить, что после отмены ограничений в этой сфере не будет отбоя от клиентов. Но всё оказалось сложнее. Несмотря на то, что бьюти-сферу признали одной из наиболее пострадавших отраслей, и она могла рассчитывать на поддержку государства, удержаться на плаву салонам удаётся с большим трудом. Около 11 процентов таких заведений в масштабах страны прекратили свою деятельность. О сложностях этого непростого периода нам рассказала владелица пушкинского салона «Мир красоты» (Московский проспект, дом № 21) Зинаида Подобедова. Арендодатель пошёл на уступки – Салон пришлось закрыть в конце марта или даже раньше? Разговоры о вирусе начались задолго до введения режима самоизоляции, и многие опасались ходить куда-то, кроме работы… – Мы трудились до последнего дня и открылись первыми, так как салон оборудован всем необходимым и с сотрудниками регулярно проводилась соответствующая работа. Однако уже с марта наблюдалось снижение клиентского потока. Как только пошли разговоры о коронавирусе, я тщательно изучила информацию в Интернете, касающуюся предотвращения и профилактики вирусных заболеваний. За советскую историю страны нашими учёными были внедрены и описаны методы борьбы с различными вирусами, в том числе и с ещё более страшными. Чудом успела закупить медицинское оборудование, антисептики и другие расходники. – Во время самоизоляции вы просто ждали, когда ограничения будут сняты? – Как все помнят, в начале апреля всех закрыли на неделю. Мы использовали это время для проведения ремонтных работ и генеральной уборки. Когда срок продлили, стало ясно, что всё очень серьёзно и надолго. С коллективом постоянно находилась на связи, старалась помочь с решением проблем, потому что у многих были кредиты и съёмное жильё. – Удавалось ли выплачивать зарплату? – Особенность салонного бизнеса – сдельная оплата труда, которая зависит от выручки. В пандемию нельзя было работать, значит, нет выручки – нет зарплаты. Широко рекламировалась программа помощи предприятиям «Кредит под зарплату», но по факту она оказалась «втюхиванием» кредитов под достаточно высокие проценты с очень скользкими условиями, никак не зависящими от заёмщика… – Как решали вопрос с обязательствами по арендной плате? – С этим вопросом было полегче: арендодатель пошёл на уступки, и нам не нужно было оплачивать аренду в полном объёме. Компенсировать два месяца простоя не получилось – После открытия салона что-то изменилось? Во время самоизоляции в салоны очень рвались – подкрасить отросшие корни, снять Shellac, от которого сложно избавиться в домашних условиях. – Мы открылись в июне, как только разрешили. Спасибо администрации Пушкинского округа, которая оперативно прислала все постановления. Первые две недели было много клиентов – это объясняется отложенным спросом, но, к сожалению, компенсировать два месяца простоя не получилось. Я заметила, что в мае стали появляться предложения оказать салонные услуги на дому – в полной антисанитарии. По этому поводу я даже обращалась к руководству области – написала письмо. – Делаете что-то дополнительно, чтобы привлекать клиентов? – Многое делаю, чтобы поддерживать и развивать бизнес, чтобы моей команде было интересно со мной работать. Но всё это не даёт результата, сопоставимого с прошлым годом. Виден спад клиентского потока на 15-20 процентов. Связываю это со снижением покупательской способности населения. К сожалению, услуги сферы красоты не относятся к первым двум уровням базовых потребностей человека по иерархии Маслоу, обеспечивающим жизнедеятельность индивидуума. Поэтому сначала женщина покупает продукты, одежду, платит за квартиру, лекарства, а потом, если что-то остаётся, может потратить на красоту. – Скоро ли удастся вернуться к прежнему уровню заработка? – Думаю, это зависит от общей ситуации в стране. Главное, чтобы не повторилась весенняя ситуация 2020 года и можно было работать. Салон красоты – контактная отрасль экономики, по Интернету не покрасишь и не подстрижёшь. Пересмотрели свои планы – Воспользовались ли вы господдержкой? – Да, в апреле-мае мы обращались за помощью. Лично я и мои сотрудники, которые попадали под федеральные программы, – мы все получили субсидии. Подавали через личный кабинет налогоплательщика и Госуслуги. Было две субсидии на сотрудников, это помогло людям, потому что сидеть два месяца без зарплаты тяжело. Естественно, что заранее к такому долгому простою никто не был готов. – Сейчас настроение в коллективе уже лучше? – Сейчас уже более-менее. Осень для нас – традиционно время обучения и тестирования новых услуг, но в этом году программа будет минимальна. Из-за специфического лета просто нет ресурсов на развитие. – Пришлось ли поднять цены на услуги? – Пришлось. Приведу простой пример. Перчатки для окрашивания раньше стоили 280 рублей за упаковку. Сейчас цена – 800-950 рублей. Естественно, нам пришлось поднять цены на те услуги, где требуются расходные материалы. Маски раньше, в принципе, никому, кроме мастеров по маникюру и косметологов, не требовались. Пачка в 100 штук стоила около 60-80 рублей. Сейчас цены на маски знают все… – Можете сказать, что эта ситуация стала неким уроком? – Да, многие, и я в том числе, пересмотрели свои планы и схемы потребления. Мы дооборудовали салон, чтобы самим не заразиться и клиенты не болели. Могу сказать, что сильно подняли качество обработки инструментов, стали чаще проводить уборку. Но в целом ничего положительного в этой истории не вижу. Тяжёлая ситуация для руководителей и для бизнеса – это время выживания… Беседовала Анна КОРНИЛОВА Фото из архива Зинаиды Подобедовой
Источник:
inpushkino.ru - Маяк

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.