26 октября в 18:10

Другая жизнь усадьбы Пруссы: что стало с творением Шехтеля после революции

Благодаря удивительной коллекции стереопар, сохранившейся у Бориса Сергеевича Стечкина, в 2019 году удалось узнать много нового о подмосковной усадьбе "Пруссы", построенной в 1888 году по проекту Федора Шехтеля. Многочисленные кадры, сделанные владельцем усадьбы Николаем Шиловым (прадедом Б.С. Стечкина), и подробный каталог с подписями к ним позволили достаточно подробно воссоздать фрагмент истории местечка Пруссы. Читать предысторию https://clck.ru/RbLst Сегодня мы начинаем серию рассказов том, что происходило в имении Шиловых - Абрикосовых после революции. Часть 1. Будни Трудкоммуны № 23 «К господскому дому подогнали лошадь и стали нагружать все, что еще можно было спасти: зеркала, посуду, мебель. Все это происходило в страшной спешке. В итоге лошадь оступилась, и всё тут же разбилось вдребезги. Это был 1918 год», – так пересказывает воспоминания своей бабушки коренная жительница деревни Пруссы Эльвира Николаевна Зайцева. Усадьба Пруссы. Фото из собрания Б.С. Стечкина Но все же большая часть мебели и остановки осталась в доме – об этом можно судить, исходя из описи так называемого "мертвого" инвентаря, которая хранится в архивном деле за 1922 год. Согласно документам, оба здания усадьбы "Пруссы" (дом Шиловых и дом Абрикосовых) были переданы Московскому Отделу Народного Образования (МОНО), в них была организована колония для дефективных девочек (Архивный отдел Управления муниципальной службы, противодействия коррупции и архивного дела администрации Пушкинского городского округа, Ф.9, О.2, Д.23). Через несколько лет колонию перепрофилировали в Трудкоммуну "Пруссы" №23 – исправительно-воспитательное учреждение для малолетних правонарушителей. Остается только предполагать, как складывалось сосуществование воспитанников и педагогов в бывшем имении Шиловых-Абрикосовых. Благодаря сохранившимся документам, мы можем наблюдать отдельные эпизоды внутренней жизни детского учреждения того времени. Из протоколов педсовета Трудкоммуны № 23 "Пруссы" (ЦГАМО, Ф. 966 Оп. 4 Д. 2047): 26 апреля 1928 год. От участия в демонстрации на Пироговской фабрике решили отказаться в виду плохой дороги и отсутствия обуви. В шесть часов вечера устроим торжественное заседание с докладом А.Я. Евтюхина о значении празднования 1 мая и воспоминаниями Д.Г. Цыбульского о проведении 1 мая во Франции с участием представителей общественных организаций. По окончании торжественного заседания – художественная часть: пьеса в одном действии "Майский жук", участвуют воспитанники с сотрудниками; декламация, пение, частушки, пляски и юмористические рассказы Зощенко, игра на балалайке. Возможно участие и шумового оркестра. По окончании художественной части – игры и танцы. На второй день праздника ребята, имеющие обувь, могут пойти в кино на фабрику "Пролетарская победа" в 6 верстах от коммуны. Но безмятежной жизнь в Трудкоммуне "Пруссы" точно не назовешь. В протоколах педсовета за июнь-июль 1928 года читаем: 27 июня 1928 год. были задержаны в лесу бывшие воспитанники Кондратьев и Курочкин, причем у первого из них во время сопротивления был отобран револьвер Смит-Вессон военного образца в полной боевой готовности. Попутно выяснилось, что группой Кондратьева Федора подготовлялось (орфография из документа) убийство заведующего Трудкоммуной с целью ограбления. Кондратьев был отправлен в Пушкинскую Вол⟨остную⟩ милицию, откуда благополучно бежал 1 июля. В деле Кондратьева и Курочкина были замешаны воспитанники: Терехов, сознавшийся в краже часов у учителя, а также Григорьев и Кондаков. Милиция арестовала Терехова, Кондакова и Григорьева, последних двух освободила через 20 часов с просьбою установить за ними наблюдение. Терехова направили обратно в трудкоммуну "Пруссы". Возвратившийся по постановлению Терехов прибыл в трудкоммуну 5 июля. В тот же день после обеда у учителя были вторично украдены из квартиры часы... Воспитанники колонии для беспризорников . Москва, конец 1920-х - начало 1930-х гг. Архив ГИМ. 4 июля утром Пушкинским угрозыском были арестованы воспитанники Лукашек и Шатилов, у которых были найдены патроны, порох и свинцовые пульки. Оба они не сознавались, что у них есть оружие. В тот же день в комнате Лукашека, в печке, был найден револьвер, о чем 5 июля в 10:40 нами было дано телефонное сообщение в Пушкинскую милицию. Несмотря на это, вечером 5 июля воспитанники Лукашек и Шатилов были направлены обратно в Трудкоммуну, в виду того, что "нет основания к их содержанию под стражей". Тогда же педсовет расценил решения Пушкинской милиции и постановления Комонес’а (Комиссии о несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях) как действия, направленные "к насаждению полной безответственности ребят, поощрению бандитизма, краж и хулиганства". Педагоги пришли к выводу, что "работать так совершенно немыслимо".
Источник:
inpushkino.ru - Маяк

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.